valencia

Глава 3. Поездка. Часть 4

Поездка, часть 1
Поездка, часть 2
Поездка, часть 3

Перевод книги «The big TINY»(Большой крошечный) мемуары самостоятельного строительства крошечного дома на колесах автор: DEE WILLIAMS

К моей радости, скоро наступит конец этому сумасшествию, и новый руководитель приступит к работе. А пока мне просто нужно было продержаться там еще месяц.

До того, как переехать в Портленд, я шесть лет жила в Олимпии. Это было так здорово проводить время с Кэндис и Паулой, у которых я  спала в гостиной на полу несколько ночей в неделю. После того, как я переехала, мы поддерживали связь. Это, конечно, отличалось, от тех дней, когда мы сталкивались друг с другом в едином порыве схватить первыми кофейник.

Здорово было наведываться к Хью и Ани, и видеть, как растут их дети. В течение многих лет, пока я жила в Олимпии, и даже после того, как я переехала в Портленд, они приглашали меня на воскресные обеды в дом тети Риты, который соединялся с их домом крытым переходом.

Это было похоже на милое убежище, и давало Kиву и Келлен ежедневный доступ к заменителю «бабушки» (Рита была тетя Хью — младшая сестра его матери).

Хотя вся её левая сторона была парализована после инсульта, Рита все еще жила одна. Она ездила сама в магазин и гуляла вокруг домика, опираясь на небольшую палку-триногу. Очевидно, что у нее был инсульт, от левого колена и ниже до старомодных туфель её навсегда сдавило словно большим металлическим обручем, а её безжизненная рука, повисала в рукаве, когда она одевалась.

Но, однако, ты никогда не узнаешь, что её физические возможности были ограничены. Она была активна, читала каждый день газету и могла часами  играть в мяч с Келленом, когда он появлялся в ее гостиной.

Мы все собирались в доме Риты на обед, вытаскивали игральные карты для воодушевляющей игры под названием Бунсваглер, это такая разновидность домашнего покера, когда ты надеваешь забавные шляпы и говоришь с фальшивым британским акцентом.

Я никогда не понимала этой игры.

Я все еще не понимаю, но это было весело. Во время игры я думала, что не плохо иметь собственную семью. Мы бы собирались на обед благодарения и играли в эту старомодную английскую игру. Прикрепляли бы карту на лоб под смешными охотничьими кепи, и говорили: «Ай, ай, ай, старина, не хотелось бы показать скучным, но я вижу, ты блефуешь!»

За последние несколько месяцев, пока я путешествовала по работе в Олимпию, я лучше узнала Хью и Ани. Мы чаще обедали вместе, и они попросили меня помочь их другу Марку, которому диагностировали рак легких.

Это было непростое время для него, его жены Шелли и их двух юных сыновей Бретта и Кая.

Тогда мы делали важные дела, например, помогали организовать таблетки для Марка. Мы сидели вокруг низкого кофейного столика, словно шайка наркоторговцев, пересчитывали и перекладывали разнообразные неприятно пахнущие капсулы в крошечную сумку на молнии.

В другой раз у нас были такие простые задачи: разогреть запеканку, сделать морковный сок, помыть посуду, нарубить дров, разжечь печь, смотреть, как Кай практикует сальто на диване и одновременно показывать Бретту, как сделать аэроплан из бумаги.

Однажды Ани попросила меня приехать к дому Марка и Шелли в полночь, чтобы тайно разместить на их дворе плаката с текстом: «Мы любим тебя!» и «С Днем рождения, Марк!»

Я чувствовала себя опять 13-летней девочкой, пока мы перебегали по длинной гравийной подъездной дорожке, хихикая, с руками полными табличек.

Моя селезенка почти лопнула от смеха, когда вдруг блеснул огонек датчика движения, удивив нас. Ани подпрыгнула высоко вверх, словно лиса, приземлилась и попыталась спрятаться в один из самых маленьких кустов на планете. Боже, это было смешно!

В другой раз Марк попросил отвезти его к уличному очагу, установленным в поле, в 4 или 5 сотнях футов от дома. Дела Марка были не важными, он не мог ходить самостоятельно, так что притащить его на это место было немного сложно.

Кому-то, – возможно Хью, — пришла в голову идея, – загрузить его в шезлонг, затем закинуть в кузов  грузовика, и в таком виде отвезти к очагу.

Это сработало! И полчаса спустя у нас был импровизированный пикник в поле.  Марк расположился в шезлонге, и Бретт и Кай оседлали его ручки, и раскачивали их исхудавшего отца. Шелли сидела рядом, в то время как Хью, Ани, другие друзья и я расположились вокруг на одеялах, поедая запасы и глядя, как проплывают облака, формируя замки, палочки для еды (не очень изобретательные облака) и океанские волны.

Я помню, как кто-то предложил: «О, смотри, одно из них похоже на огромную кукольную руку. Остальная часть должна быть где-то поблизости!», которая заставило всех нас тайно искать на небе кукольные ноги. Охота длилась около наносекунды, пока мы не поймали себя на этом и не стали смеяться над этой странной затей искать кукольные части тела в небе.

Это был так восхитительно наблюдать за смеющимися Марком и Шелли. Они делали то, что делают обычные пары, у которых нет рака, что делают люди, смотрящие на небо как на чудо, и ничего нет более фантастичного, чем лежать под пологом из облаков с вашим любимым.

Поздно ночью, пока я ехала домой в Портленд, я задумалась над тем, что оставляю в Олимпии. Интересно, удастся ли мне я поговорить с Кэндис и Паулой при встрече в тренажерном зале на следующей неделе, вдруг они возражали (действительно искренне), чтобы я так часто спала на полу их гостиной. Мне интересно, кто сортировал таблетки в доме Марка и Шелли, когда я попрощалась – я заглянула в комнату Марка и увидела больничную кровать, рядом с которой сидит Хью, оба смотрят на меня, кивают и смеются.

Я по-новому чувствовала связь с Олимпией. И таким образом это придавало моему путешествию смысл. Каждый раз, уезжая из Олимпии, я чувствовала, что это была хорошая поездка.

События были замечательные, даже, несмотря на длинный путь.  Я чувствовала себя везунчиком и это было так просто. Словно я искала место для парковки, ездила вниз и вверх сначала по одной улице, потом по другой, наклонившись вперед к рулевому колесу и вытягивая шею каждые 10 секунд. Затем  кто-то отъезжает от бордюра и освобождает прекрасное место.

Это разновидность счастливой случайности, которая была у меня в последнее время, возникала при странных обстоятельствах.

Я чувствовала себя очень уставшей, как будто сражалась с гриппом или просто заболела от того, что я была все время в дороге. Мне нужно было сидеть, лениться, отдыхать, расслабляться, – и удивительные великолепные места отдыха появлялись, как гром среди ясного неба.

Когда я гуляла с собакой, я нашла пролет лестницы, села и стала слушать свое дыхание. На работе, когда я стояла на решетчатой платформе, окруженной кислотными ванными, я обнаружила рядом поручень, куда я могла положить бедра и отдохнуть минутку, пока проверяю установленный на балясину огнетушитель.

Я отдыхала в течение минуты в машине, откинув назад голову на подголовник, после того как загрузила продукты  в грузовик, после чего делала глубокий вдох, заводила двигатель, и продолжала свои обычные дела.

Несколько дней назад я поехала в книжный магазин и почувствовала себя странно, в голове появилась легкость, я вспотела, пошла в туалетную комнату и смочила лицо водой, и спустя несколько минут очнулась на полу. Работник магазина держала мою голову и спрашивала, нужно ли ей вызывать 911. Я одарила её глуповатой улыбкой и похлопала по руке,  сказав, что чувствую себя прекрасно. Хотя мое сердце вибрировало, словно кот свернувшейся на моторном блоке моей груди. Это ощущение не было болезненным или не комфортным, было удивительно как мой перед (живот, грудь, колени и нос), может так легко соединиться с моим задом (попой, лопатками, черепом и пятками, отдыхающими на полу), мое тело целиком вибрировало.

Я не придала этому значение – просто подумала, пить больше витаминов, сократить количество кофе, то, что я делала тысячу раз до этого, но я была не права.

Продолжение следует

Поделиться:

Статьи по теме:

Что вы думаете?